ЛЮБОВЬ ЖИВЕТ ТРИ ГОДА

Помните, как в одноименном романе роман Фредерика Бегбедера, автор спрашивает: “Единственный вопрос в любви — вот он: когда мы начинаем лгать?”
Однажды, в моей жизни состоялся важный разговор на эту тему.

stroc

Молодая девушка заметила: “что-то происходит с моей жизнью, как только ко мне приходит удача и я могу стать счастливой, ко мне вместе со счастьем приходит легкая грусть, потом печаль… Завершается это все разочарованием.

Это касается всех сфер жизни: личной, профессиональной.

Я обретаю, чтобы вновь и вновь переживать потери. Безусловно, каждый новый период жизни качественно другой! Но есть одно никуда не уходящее странное повторение, одна досадная неизменность – мои чувства.

Каждый по-настоящему счастливый отрезок жизни перестает для меня иметь глубинную важность через два, максимум три года.

У меня появляется стойкая тенденция уйти.

Сменить работу, сменить мужчину, сменить друзей”…

 

 

– Может это рост? – спросила ее я
– Мне хотелось бы ответить так, но это не станет полной правдой. Есть что-то еще. Неумолимое желание, тенденция все обесценивать. Расставаться, чтобы оставаться с чувством пустоты и потери.
– Ты убегаешь?
– Да… И я все бегу и бегу…

 

 

“Я боюсь сам себя… Я мертвый человек. Я просыпаюсь утром, и мне нестерпимо хочется одного – спать. Я одеваюсь в черное: ношу траур по себе. Траур по человеку, которым не стал” – вспомнился мне Бегбедер.

– Вспомни себя ребенком. Был ли важный период жизни, который завершился глубокой печалью? Где ты ничего не могла изменить? Где была потеря… и возможно ты была слишком маленькой, чтобы как-то повлиять на это?
– У меня было счастливое детство. Много любви… – девушка замешкалась и ее глаза будто бы начали что-то искать в комнате. Взгляд стал таким, который порой бывает у маленьких детей – рассеянным, смотрящим везде и в никуда.
Может и Вам знаком этот взгляд внутрь?
В нем видна попытка ответить на вопрос, сложность которого превышает запросы детской души.
– Много любви – это чудесно. Ты сказала, что тебе везет и каждый раз потери это все новый и новый уровень? Заметь, что ты говоришь, что в жизни до сих пор много любви.

– Да, это так. Но в этой грусти всё равно остается какая-то мучительная загадка. Любить и словно желать терять. В два года мои родители были вынуждены уехать в другой город на заработки. Я осталась с бабушкой и дедушкой. Это было волшебное время. Столько ярких, четких воспоминаний! Они показали мне модель любящей пары. Мне было с ними очень хорошо. Затем через два, может два с половиной года дедушка умер и мы стали жить все вместе. Я и моя бабуля поехали к моим родителям. Это другое время. Оно тоже очень доброе и светлое по воспоминаниям. У меня не было ситуаций, где я чувствовала бы себя отверженной, не нужной своей семье. Я совершенно не виню родителей. Наоборот, очень их люблю… – она улыбалась, легкой волнующей и открытой улыбкой ребенка.
В словах была слышна правда.

 

 

4d

“Чтобы любовь жила вечно, достаточно забыть о времени. Я узнал главное — чтобы стать счастливым, надо пережить состояние ужасной несчастливости”… – говорит главный герой романа, Марк Марронье.

– Это так? Как считаешь? Вспомни, как ты переживаешь это пиковое счастье в момент серьезных обретений. Пойди в него тотально. Попробуй вновь его сейчас почувствовать… Хорошее время твоей жизни, пора дальше. Прекрасная платформа, чтобы дальше жить, создавать и радоваться. Вдруг что-то внутри “щелкает”, и ты по какой-то причине выходишь из него, выводишь себя из этой картинки. Словно вновь запускаешь новый круг, следующих за ним потерь?

“Долго единственной целью моей жизни было саморазрушение. А потом мне вдруг захотелось счастья. Это ужасно, я сгораю со стыда, простите меня: однажды я поддался вульгарнейшему искушению побыть счастливым. Мне еще предстояло узнать одну вещь: это как раз и был лучший способ саморазрушения”, – горько заключал Марк.

 

 

Счастье, которое омрачается внутренними переживаниями обесценивания, потери веры в него, всплеском сомнений – откуда оно берет свой исток, свое начало?
Оно берет его там, где потеря в опыте была неизбежна.

Жить дальше – тоже неизбежно.

Ты закрываешь свое сердце от боли и в этот момент начинаешь неистово искать новую радость, искать себя, свои новые опоры. Обнуляешь все на высоте обретений, на пике перехода на новую ступень?
Знакомо Вам подобное переживание?
Обретать и вместо того, чтобы идти дальше, начать терять, делать несколько шагов назад.
OLYMPUS DIGITAL CAMERAОтступать от возможности пережить дальше еще большее счастье, при этом мастерских убеждая себя, что все само становится каким-то не тем.
Вместо спокойного завершения одного жизненного цикла и создания следующих обретений, пойти в разрушение, обесценивание достигнутого?
Вместо расширения возможностей, пойти в одиночество, в покинутость.

Начинаешь решать в этой затягивающей неразберихе что-то для себя.
А что дальше?
После горького признания ненужности настоящего, вновь обратиться к своей внутренней силе, чтобы снова начать новое восхождение.
Все лучше и лучше?

Безусловно.

Но периоды, когда живешь в этом тупике грусти, обесценивания, занимают много твоего времени жизни.
Любовь живет три года….

Знаете, к чему пришел автор в романе?
“…я все равно буду здесь, поблизости, на одной с тобой планете, ждать тебя”…
Он идет в любовь.

Но прежде он находит себя.

Продолжать терять, чтобы проигрывать травму своего внутреннего ребенка? Разлука с родителями? Смерть дедушки?
Все удивительное обрывалось в ее детстве через два-два с половиной года.
А что происходило на уровне событий во взрослой жизни?

Наступала грусть… Грусть была непрошеной гостьей там, где селилось счастье …
Просто детский опыт.
Но она неосознанно вновь и вновь проживала эту раннюю боль.
Шла в грусть, чтобы разрешить себе уйти.

 

Xxk“…я все равно буду здесь, поблизости, на одной с тобой планете, я буду ждать тебя”…

И знаете какой к ней пришел ответ?

Она сказала: “Я ведь так и не узнаю, что ждет меня там, в будущем, из которого я продолжаю убегать.
Сейчас я в него пойду.
Что-то прямо сейчас во мне случилось.
Я вижу теперь очень ясно.
Я бежала каждый раз, когда жизнь предлагала мне большее счастье”…

Она уходила.
Остановилась, накинула легкое пальто.
Достала телефон, ее глаза сияли.
– Алло, милый! Я была несдержана сегодня утром, прости. Может попьем через час вместе кофе?

 

 

Яндекс.Метрика